Домой / Здравоохранение / Доктор Мясников: преобразования в медицине — единственный путь развития

Доктор Мясников: преобразования в медицине — единственный путь развития

Известный телеведущий и главврач больницы А. Мясников — о реформах, больницах и докторах.

Московские больницы с­егодня не уступают е­вропейским. А сама Моск­ва н­е перестаёт удивлять иностранцев.  

Как и когда случились такие перемены ? Рассуждает главный врач ГКБ им. Жадкевича Департамента здравоохранения Москвы ­Александр Мясников.

Французы просятся в Москву

Юлия Михайлова, «АиФ»: Александр Леонидович, вы доверенное лицо кандидата в мэры Москвы Сергея Собянина. Почему приняли решение войти в предвыборный штаб?

Александр Мясников: Моё решение не было спонтанным. Мы, москвичи, всегда завидовали другим городам — есть Ленинград, который называли культурной столицей, есть солнечный, приветливый Сочи. А Москва — серая, н­еудобная, застроенная. И всей душой мы хотели куда-то в красивые места. А сегодня завидуют нам. Посмотрите, какой город! Мой сын, который учится во Франции, приезжал с друзьями на зимние каникулы. Предновогодняя Москва их ошеломила. Теперь французы собираются к нам опять. Говорят, им в П­ариже скучно. Изменились и сами москвичи. Мы стали улыбаться, соблюдать правила движения. А Собянин мне нравится не только как мэр, но и как ч­еловек. Я ведь знаком с ним лично. 

Алгоритмы здоровья. Медики дополнили предвыборную программу Собянина

— Какое впечатление он на вас произвёл при первой встрече?

— Несколько лет назад мне доверили курировать совмест­ный с американцами медицинский проект. Видимо, как доктора с американской лицензией меня посчитали наиболее подходящей кандидатурой (в 2000 г. Американский комитет по медицине присвоил А. Мясникову звание врача высшей категории. — Ред.). Тогда мы и п­ознакомились с Собяниным. Он на меня произвёл настолько благоприятное впечатление, что я, не подумав, нахально ляпнул: «Ой, надо же, а вы, оказывается, нормальный человек». Он тогда лишь усмехнулся. А если серьёзно, то Собянин — человек, который не сворачивает с намеченного пути. Когда он только начал реформировать московское здравоохранение, я, признаюсь, очень боялся, что он отступит. Ведь много было непонимания, возмущения. Но жизнь показала, что именно эти преобразования в медицине — единственный возможный путь развития. 

— Какие ещё качества руководителя, в частности мэра города, вы считаете наиболее значимыми? Обладает ли ими Сергей Собянин?

— Не мэр города, а именно человек Собянин обладает качествами, которые импонируют всем, кто его знает. Умение не сдаваться, ледяное спокойствие и, главное, глубокое знание предмета. На днях состоялось совещание Эксперт­ного совета по медицине, на котором Леонид Михайлович Рошаль очень верно заметил: «Я просто поражён, насколько мэр может ориентироваться в медицинских вопросах, у меня в центре некоторые врачи знают меньше». И это правда. Он досконально вникает в любой вопрос. Причём руководитель он очень жёсткий. Не один главврач поликлиники лишился должности за то, что не сумел организовать работу медперсонала так, чтобы не заставлять людей просиживать в очередях. Раскрою секрет: в кабинете у мэра висит экран, где отражается ситуация в каждой больнице. Если ожидание медпомощи больше, чем положено, загорается красный свет. Мэр звонит министру, тот — главврачу. Ну а что дальше… понятно, да?  

156 тыс. — зарплата врача

— У мэров городов часто бывают идеи фикс, мегапроекты, реализация которых занимает годы. Есть ли такой мегапроект у вашего кандидата Сергея Собянина?

— Я вижу самый большой реализованный мегапроект — сегодняшняя Москва. Если бы 7-8 лет назад мне кто-нибудь сказал, что такое возможно, я бы не поверил. Да, теперь есть некоторые ограничения в отношении автомобильного движения, в центре — платные парковки. Но Москва задыхалась в пробках. Расширять без конца автострады — тупиковый путь. Потому оставался единст­венный выход: сделать условия пользования общественным транспортом выгоднее, чем частным. Между людьми и машинами выбраны люди. 

Как отвести удар. Столичные медики ловят в сети самые тяжёлые заболевания

— Какие изменения вы считаете наиболее значимыми в сфере здравоохранения? 

— Я стал главврачом в 2010 г. И все изменения происходили на моих глазах. Удивительно уже то, что случилось всё быст­ро. К примеру, развитие сети сосудистых центров (специализированные отделения больниц, где оказывают помощь пациентам с инфарктами и инсультами. — Ред.) привело к снижению смертности от инфарктов в столице с 30 до 6,5%. Европейского уровня мы достигли за 3 года! Швейцария на это по­тратила 10 лет. Купить технику и оснастить ею больницы — это ещё не всё. Надо обучить врачей, организовать доставку больных в отделения в кратчайшие сроки. Больница, которой я руковожу, оборудована так, как не каждая клиника в Европе. По числу выполняемых операций в кардиологии, напомню, обычная городская больница — московская ГКБ им. Жадкевича на 7-м месте в России. Впереди только 6 федеральных центров. Зарплаты медиков выросли в разы. Когда я только пришёл сюда работать, врачи получали в среднем 40 тыс. руб. в месяц, сейчас — 156 тыс. руб. Раньше в московских больницах было в порядке вещей, если больные лежали в коридорах. Сейчас за такое главврач увольняется без предупреждения. Когда-то больные лежали по 2-3 недели — теперь во многих случаях это время сократилось до 3-5 дней. Больше нет вечно недовольных регистраторов, которые кричат: «Ждите в очереди!» Я окончил мединститут в 1976 г., с тех пор работал во многих странах. Мне есть с чем сравнивать. Нигде так стремительно медицина не менялась за 7-8 лет.  

Вообще вы уже поняли, что я  фанат Собянина? Мне нравятся его подход и методы работы. 

Научить студента 

— Появилось ли оборудование, позволяющее делать то, чего не могли раньше?

— Про оборудование я уже сказал: совсем недавно мы и мечтать о такой роскоши не смели, сейчас любая московская больница оборудована не хуже европейской. Но приведу ещё пример. В нашей клинике врачи пришивают обратно оторванные конечности (лечат Маргариту Грачёву, которой муж отрубил кисти рук). Людей с инсультами привозят парализованных — хирурги удаляют из сосудов мозга тромб, и пациент уходит домой своими ногами. Сегодня в Моск­ве спасают конечности при гангрене, выполняют замену клапанов аорты на искусственные без вскрытия грудной клетки и многое другое. Если бы я себя слышал 5 лет назад, решил бы, что крепко выпил или каких-то грибов объелся и брежу. 

— Насколько остро стоит сегодня в Москве кадровый вопрос? 

— Уровень подготовки студентов-медиков в стране недостаточно высок. Москва, кстати, пытается исправить ситуацию, договариваясь с медвузами и направляя докторов в целевые ординатуры. Но одна Москва не справится. Это общая проблема. Сегодня учат зачастую по допотопным стандартам. Надо менять программы подготовки врачей в медвузах, повышать квалификацию преподавателей, интенсивность самой учёбы. Именно поэтому в Москве реализуется проект «Московский врач». Чтобы получить это звание, а главное — его подтверждать, врачу нужно учиться постоянно, повышать свою квалификацию.

— Есть ли специалисты, которых особенно не хватает?

— Терапевтов, врачей общей практики, педиатров. А вовсе не кардиологов, инфекционистов или ещё кого-то. Нацеливаться на подготовку узких специалистов неправильно. Нам нужна нормальная первичная медицина. Вы не можете построить четвёртый этаж, не построив первый, второй и третий. А у нас полно специалистов по левой ноздре и по правой пятке. А вот врачей, которые могут посмотреть в целом на больного, понять, какой специалист ему нужен, какие обследования назначить или необходима ли госпитализация, и всё это за несколько минут, — таких не хватает.

— Расскажите о клинических алгоритмах принятия врачами решений — что это такое?

— Это, попросту говоря, «защита от дурака». Допустим, если врач работает в Америке, то обязан действовать строго по установленным алгоритмам лечения. При определённых симптомах надо сделать «один-два-три-четыре-пять». А если врач это не сделал и спас больного, его всё равно будут судить за отход от стандартов. Почему? Такой самодеятельностью он, возможно, спасёт 1-2 больных в какой-то ситуации, а сотни других похоронит. Какой бы врач ни был опытный, его личный опыт многократно меньше, чем совокупный опыт содружества врачей. Так работает весь мир.

Источник

Проверьте также

Светофор для главврача. Какие новшества появились в столичных поликлиниках?

Сергей Собянин предложил масштабную программу реконструкции московских поликлиник. Это приоритетный пункт предвыборной программы кандидата в …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *