Домой / Образование / Не треба? Каким бывшим республикам СССР не нужен язык Пушкина и Толстого

Не треба? Каким бывшим республикам СССР не нужен язык Пушкина и Толстого

Язык Пушкина и Достоевского может выпасть из десятки главных языков мира.

Украинская рада поддержала новый вариант закона о языке, в котором прописывается безоговорочное главенство украинского языка как единственного государственного. Русский же язык загоняется в резервацию под названием «язык нацменьшинств». А что происходит с «великим и могучим» в других республиках бывшего СССР?

Русский уже неродной?

На Украине ведут активное наступление на русский язык.

«Язык Путина». Украина хочет провести насильственную ассимиляцию

«Ну, погоди!» — по квоте

25 октября депутаты Житомирского облсовета ввели мораторий на публичное использование в области «русскоязычного культурного продукта в любых формах». «У нас должен быть украинский продукт, и не надо пропагандировать русский язык, потому что у нас есть наш язык и должна быть наша власть», — заявили депутаты. Мораторий будет действовать «до момента полного прекращения оккупации Российской Федерацией территории Украины».

В Херсоне депутаты горсовета отменили региональный статус русского языка, который позволял использовать его в работе местных органов самоуправления. Раньше в южных, юго-восточных и даже некоторых центральных областях Украины можно было вести документооборот на русском языке. А сейчас даже в поликлиниках и больницах ни одной справки на русском оформить нельзя.

13 октября вступил в силу закон о языковых квотах на ТВ. Теперь общенациональные телеканалы должны транслировать 75% украиноязычного контента. На украинский должны быть переозвучены все иностранные (в том числе и русские) фильмы, сериалы и мультфильмы. И кот Матроскин из «Простоквашино» теперь будет общаться со зрителями исключительно на мове. Передачи типа «Жди меня» судорожно убирают в ночные эфиры, чтобы не налететь на огромный штраф. На общение на русском на бытовом уровне пока официальных запретов нет, но конфликты на языковой почве случаются всё чаще.

Недопонимания нет

Белоруссия — одна из немногих стран, где русский язык наряду с белорусским является государственным. Русский язык пока доминирует: на нём издаются практически все официальные документы. Иногда человек задаёт вопрос по-белорусски, а отвечают ему по-русски и наоборот. В глубинке нередко можно услышать смесь русского и белорусского, белорусского и польского, белорусского, русского и украинского. Дошколята разговаривают в основном на русском, так как в большинстве семей общаются именно на нём. Согласно данным последней переписи населения в Республике Беларусь, белорусский язык назвали родным 60% жителей страны (5 млн чел.), однако дома на нём разговаривают лишь 30% населения. В крупных городах и столице его используют в основном представители интеллигенции и патриотически настроенная часть общества, особенно молодёжь.

В школах преподавание в основном ведётся на русском, есть обязательные уроки русского языка и литературы. Практически все программы на ТВ, фильмы в кинотеатрах, вывески, плакаты и реклама на языке Пушкина и Тургенева. Даже матерные слова белорусы употребляют в основном русские, хотя лексикон нецензурной брани в русском и белорусском языках схож.

«Старший брат» стал младшим

Из всех стран Балтии, пожалуй, именно в Латвии русский язык был наиболее распространён — здесь ещё со времён Российской империи жило больше всего русскоговорящих людей. Во время СССР русский язык был главным, «старшим братом», и мирно сосуществовал с латышским. После обретения Латвией независимости единственным официальным языком стал латышский. Русскоязычным жителям (а это примерно треть населения) для получения паспорта гражданина ЛР нужно было подтвердить своё владение латышским языком. Большая часть русскоязычных начала изучать государственный язык, и «двуязычие» стало нормой повседневной жизни. Всё это происходило достаточно мирно — во многих инстанциях можно было по-прежнему использовать русский (заполнять анкеты, заявления и протоколы), продолжать обучение в русскоязычных школах, где изучению латышского уделялось повышенное внимание.

В Латвии за русский язык — штраф 50 евро?

Но после вступления Латвии в ЕС ситуация стала резко меняться. Теперь национализм здесь правит бал. Поскольку националистически настроенным политикам перед выборами, откровенно скажем, похвастаться было нечем (кроме массового отплыва жителей Прибалтики — 1 млн человек из Литвы и немногим меньше из Латвии), все силы были брошены на борьбу с русским языком и русскими школами. Русские школы теперь планируется полностью перевести на латышский язык обучения. Но сказать это легче, чем сделать. Для этого придётся сокращать, объединять и закрывать школы, что не всегда находит поддержку даже среди чиновников.

Понятно, что полностью выдавить русский язык из быта не получится — уж слишком много здесь людей, для которых он родной: они смотрят русскоязычное ТВ, слушают радио и читают прессу и новости в Сети именно на русском языке. Да и в поездках в соседние Литву и Эстонию многим привычнее общаться именно на русском, который многие учили в школе или институте. У большинства латышей в возрасте есть даже небольшая ностальгия по русскому языку. С молодёжью сложнее — дополнительное изучение русского языка никак не поощряется, и многие молодые люди действительно не знают русского… за исключением некоторых слов и оборотов. Однако многие родители по-прежнему учат своих детей русскому языку.

Гарантия работы

Изначально законы Республики Молдова гарантировали равный доступ к образованию на русском и молдавском языках. Но с 2014 г. в молдавском Кодексе об образовании русского языка нет. А с 1 сентября 2018 г. русский язык в школах с государственным языком обучения получил статус иностранного.

Первый этап активного вытеснения русского языка пришёлся на 1990–1994 гг. В 2001 г. пришедшие к власти коммунисты попытались повысить его статус, но из-за протестов оппозиции и давления западных партнёров власть отказалась от этой идеи.

Показали язык. Официальным языком Молдовы признан румынский

И всё же выдавить русский язык из публичной сферы не получилось. Согласно соцопросу, проведённому в 2011 г. Центром социологических исследований и маркетинга CBS-AXA, порядка 62% граждан Республики Молдова на тот период свободно говорили, читали и писали на русском языке. И только 1% опрошенных заявил, что не знает его.

Мотивация для тех, кто изучает русский язык, проста — помимо приобщения к культуре, искусству, науке есть и более прозаичная причина: работа. Треть молдавских граждан (1 млн) постоянно находится или периодически приезжает в Россию на заработки.

Спрос на русский язык есть и в Киргизии. Русскоязычные классы в 150 русскоязычных школах республики и в 550 школах, где ведётся смешанное обучение, переполнены — в них по 40–50 человек. Причина проста — отток населения в трудовую миграцию. Одно из требований для легального трудоустройства в РФ — экзамен на знание русского. Вторая причина — желание получить хорошее высшее образование: в 2017/2018 учебном году в российских вузах учились 16 тыс. киргизов.

Однако если де-юре русский язык существует в республике в статусе официального, де-факто места ему остаётся всё меньше и меньше. Попасть на работу в госорганы, не владея киргизским, невозможно — необходимо сдать «Кыргызтест». А особо патриотичные депутаты требуют, чтобы с нового года всё делопроизводство шло исключительно на киргизском языке.

Снова хотят Ларису Ивановну. Как сегодня грузины относятся к русским?

В Армении сегодня действуют 60 школ с углублённым изучением русского языка, 35 из них в Ереване. Но в этом году не набралось и 30 желающих поступить на факультет русского языка и литературы в Ереванский госуниверситет, хотя в советское время этот факультет считался весьма престижным и конкурс был 3–4 человека на место. Благодаря наследию советских времён и тесным связям Армении с Россией русский язык пока сохраняет привилегированное положение, но лет через 10–15 он может уступить позиции английскому и французскому. Яркий тому пример — резкое сокращение количества русскоязычных изданий: сейчас в Армении есть всего 3 газеты на русском языке.

В Грузии интерес к русскому языку растёт. Это обусловлено и увеличением турпотока из России, и тем, что он становится всё более необходим во многих сферах, в том числе в банковском и гостиничном секторах. Руководитель учебного центра Edumediator Нино Меманишвили говорит, что поколение, на себе ощутившее проблемы из-за незнания русского, теперь проводит работу над ошибками: для детей активно нанимают репетиторов.

«В 1991–2004 гг. в Грузии резко снизился уровень владения русским языком — особенно среди молодёжи. В основном это был результат отсутствия программ, учебников, нехватки подготовленных преподавателей. В 2011 г. преподавание русского в школах перестало быть обязательным, а число групп, получающих образование на русском в смешанных школах, сокращено вдвое», — сказала Меманишвили. Но в феврале 2014 г. был подписан договор между Российским университетом дружбы народов и учебным центром Edumediator. Создана группа квалифицированных педагогов-русистов, появились учебные пособия по русскому языку, составленные авторами из РУДН. И есть надежда на улучшение ситуации.

Как вернуть статус и влияние?

Кандидат филологических наук, доцент Павел Бородин

Какие меры надо предпринять, чтобы ситуация с русским языком в странах ближнего зарубежья не стала хуже?

Уже не «язык оккупантов»

— Ситуация с положением русского языка на пространстве бывшего СССР неодинаковая. Да, в странах Прибалтики русский сейчас изучают мало. Официального статуса он не имеет, молодёжь его почти не знает. Там ориентируются на Евросоюз и предпочитают учить английский, немецкий, французский, финский или шведский. Хотя в Эстонии все инструкции, в том числе в государственных учреждениях, как правило, сопровождаются переводом на русский. И у эстонской молодёжи, как мне рассказывали, начинает проявляться интерес к нашему языку. Того острого неприятия, какое было в 90-е (дескать, это «язык оккупантов»), теперь и в помине нет. К тому же у молодых бизнесменов из Прибалтики много деловых контактов в России. Начальник одной моей русской знакомой, хорошо говорящей по-эстонски, просил, чтобы она с ним разговаривала по-русски. Кажется, даже ей за это доплачивал.

Потеряем язык — потеряем и Родину

В закавказских странах русский вообще становится элитарным языком. Его учит молодёжь из «хороших семей», и по статусу он не уступает английскому. Там понимают, что связи с Россией (экономические, научные, культурные) очень важны.

В Средней Азии большая разница между севером (Казахстан, Киргизия) и югом (Таджикистан, Узбекистан, Туркмения). В Казахстане всё противоречиво: с одной стороны, они ввели латиницу, что можно расценивать как катастрофу, с другой — русский язык у них имеет официальный статус. А лучшим моим студентом в то время, когда я преподавал в Высшей школе экономики, был чистокровный казах. Его русский был великолепен.

В Киргизии ситуация иная — страна бедная. С русским плохо, особенно у молодёжи. Но интерес к нему велик. Работать в России — и не дворником, а в офисе — для них золотая мечта. То же можно сказать про южную часть региона. У них нищета, растёт уже второе поколение, не знающее русского, но при этом многие хотят работать в России. А учебных заведений, где учат русскому, почти нет.

Лучше всего дела обстоят в Белоруссии. А в Молдове и на Украине ситуация слишком политизирована, чтобы там можно было как-то продвигать русский язык.

Чехов с Буниным в помощь

Да, когда-то русский доминировал на огромной территории — от центра Европы до Камчатки и от Крайнего Севера до Гиндукуша. Да, «откат» нашего родного языка объясним идеологическими и политическими соображениями. Но я уверен: хотя бы часть утраченных позиций можно вернуть, если действовать грамотно.

Как именно? Вспомним, как поступили немцы. После двух мировых войн и разделения страны они создали неправительственную организацию — Институт имени Гёте. Его задача — популяризация немецкого языка за рубежом. Они не пожалели денег и сил на то, чтобы их язык, ненавидимый и презираемый, вернул свой статус и положение в мире. Немцев всего-то 80 млн человек, их диаспоры очень маленькие, а посмотрите, сколького они добились. Скажем, на Аляске живут примерно 50 преподавателей немецкого и 200–300 обучающихся этому языку. Институт имени Гёте бесплатно проводит для них онлайн-консультации на протяжении уже многих лет, постоянно повышает квалификацию этих преподавателей. Повторюсь — бесплатно, за счёт налогоплательщиков Германии! И немцы понимают, что это нужно! Ведь немецкий язык в США — экзотика куда большая, чем русский или японский.

Какое слово в русском языке самое длинное?

А в самой Германии действуют бесплатные языковые курсы для иммигрантов от лучших специалистов-филологов. Чтобы не получалось так, что третье поколение турок укладывает в Мюнхене асфальт, а немецкого языка по-прежнему не знает. Чтобы им не было плевать на ту страну, в которую они приехали жить и работать. Это интеграция приезжих в общество — языковая и культурная.

Думаю, и России не помешало бы создать мощную организацию по продвижению русского языка в мире. Это может быть институт имени Бунина или, к примеру, Чехова. Под его эгидой запустить курсы по всему миру, издать хорошие учебники, нанять специалистов с достойной оплатой труда. Пока это похоже на мечты. Но как знать?

Источник

Проверьте также

Мучаться или мучиться – как правильно?

Говорим и пишем по-русски грамотно. Отвечает Есения Павлоцки, лингвист-морфолог, эксперт института филологии, массовой информации и …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *